Валентина Бирюкова: «Я музыкальный патриот»

Валентина Бирюкова стала одной из самых ярких участниц третьего сезона проекта «Голос», который с успехом идет на Первом канале. С первого выступления на этапе слепых прослушиваний она запомнилась зрителям и покорила Александра Градского, в команду к которому и попала. «Городской репортер» узнал у певицы о ее пути в «Голосе», об отношениях с музыкой и о планах на будущее.

— Валентина, как давно вы занимаетесь вокалом? Всегда ли вам казалось, что музыка — это то, чем вы готовы заниматься всю жизнь?

Валентина Бирюкова: Года в четыре я уже знала, что буду артисткой. Пела дома, радовала родителей. Когда мне было шесть лет, мама отвела меня в музыкальную школу. Дальше было училище искусств… Я всегда была одержима этой идеей, все ждала, когда же я стану звездой. Несколько лет назад участвовала в кастинге в шоу «Народный артист», даже дошла до тридцатки. После этого родители настояли на том, чтобы я поступила в Институт МВД и получила «земную» специальность. Институт я окончила, однако мечты о сцене так и не оставила.

— Для чего вы пошли на «Голос»?

— «Голос» был для меня очередным кастингом, я очень много их прошла в свое время. В принципе, я даже не верила, что мне удастся туда попасть. Наверное, именно поэтому я даже не подавала анкету, это вместо меня сделали мои родители. Меня сначала пригласили на кастинг второго сезона, но мне не повезло, я не успела дойти до этапа «слепых прослушиваний», потому что команды были уже набраны. В дирекции Первого канала пообещали позвать меня на третий сезон и сдержали слово.

— Тяжело было пройти отбор?

— Тяжело было не только мне, там тяжело всем. После того, как ты отправил анкету, нужно ждать звонка, потом проходить кастинг, потом снова ждать звонка, думать: взяли тебя или нет. Потом тебя должен утвердить коллектив продюсеров Первого канала совместно с голландцами, которым принадлежит франшиза на шоу. Только после всего этого 150 счастливчиков допускаются на «слепые прослушивания». И даже это не залог успеха. Ты можешь очень хорошо петь, но сегодня, например, не твой день, тебе не повезло, и ты не пройдешь. А бывает наоборот: ты можешь спеть не очень хорошо, но пройти. Раньше я часто переживала из-за кастингов, теперь об этом не думаю. Все дело в удаче.

— На «слепых прослушиваниях» вы пели песню Елены Ваенги «Шопен». Это был ваш выбор или песни участникам предлагают продюсеры?

— Песни дают в музыкальной редакции Первого. Сначала каждый из участников пишет список песен, которые он мог бы исполнить перед членами жюри: всего 10 песен. После этого продюсеры составляют единый список песен, там их около сотни. Уже из этого списка ты сам можешь выбрать песню. Но каждая композиция все равно должна быть согласована с продюсерами. Вообще, работа музыкальных редакторов проекта просто огромна. Наставники и их действия — это итог, который видят зрители, а за кулисами проекта делается во много раз больше.

— Часто зрители «Голоса» сетуют, что участники проекта чаще поют на английском, чем на русском. Есть ли какие-то установки на этот счет?

— Музыкальные редакторы всегда ставят в приоритет русскоязычные композиции. Каждого, кто приходит на кастинг, они заставляют петь на русском, на английском человек поет только тогда, когда уже видно, что песню на русском он не тянет. Песни на русском языке петь сложнее всего. В первую очередь из-за того, что нужно передать смысл слов, которые ты поешь. В вокальном плане песни на русском языке тоже петь гораздо сложнее, чем песни на английском, это вам подтвердит любой вокалист.

— Чем «Голос» стал для вас? Он помог в развитии карьеры?

— Моя жизнь, конечно же, изменилась. У меня появился продюсер, который пишет мне песни, помогает с сольной карьерой. У меня есть собственные песни помимо каверов, которые я могу исполнять на концертах. Песню «Россия» я, например, недавно пела в Кремле на концерте ко Дню милиции. Можно сказать, что это выступление и было премьерой песни.

— Есть ли у вас в планах запись альбома?

— Конечно! Но на данный момент альбом не является для нас главной целью. У нас есть несколько песен, но делать из них готовый продукт мы пока не планируем. Гораздо важнее написать песню, которая стала бы хитом, потом снять клип на эту песню…

— После завершения «Голоса» Александр Градский участвует в вашей судьбе?

— Сразу после окончания проекта Александр Борисович позвал меня в свой театр «Градский-Холл». Он только недавно открылся, и теперь я официально работаю там.

— Часто артисты говорят, что учились петь, слушая, как это делают другие, известные исполнители. Кто был для вас примером, проводником в мир музыки?

— Примеров всегда было много. Лет в 15–16 примерами для меня стали Иосиф Кобзон иЛюдмила Зыкина. Когда мне было только четыре года, я слушала Софию Ротару. Вообще, можно сказать, что я выросла на советской классике. Из современных музыкантов мне нравится, как работает Дима Билан, Александр Маршал, Николай Носков, Денис Майданов. Конечно, я ценю опыт зарубежных музыкантов, но, наверное, я музыкальный патриот. Я мечтаю стать народной артисткой России, потому и все мои ориентиры отечественные.

— Не мешает ли популярность и гастрольная жизнь вашей личной жизни?

— Когда многие артисты жалуются на постоянную занятость, я их, честно говоря, не понимаю. У меня этого пока нет. Если я еду в тур, то да, это тяжело, но это не постоянно. Недавно мы ездили в тур на два месяца. За это время у нас было 25 городов и более 20 концертов. Это было тяжело, но так не все время. Несколько раз мой муж приезжал ко мне на концерт в другие города, это было даже интересно.

— Поделитесь своим секретом успеха…

— Когда-то моя учительница сказала, что секрет успеха заключен в трех «т»: труд, труд и еще раз труд. Конечно, меня нельзя назвать трудоголиком. Но я никогда не расставалась с мечтой, всегда знала, что буду петь. Главное — не отказываться от своей мечты, тогда все получится.